Россия не Вьетнам, или Мог ли в России быть реализован эффективный вьетнамский сценарий борьбы с коронавирусом без ввода длительной самоизоляции по всей стране

Всем доброго всего и всегда! В этой статье попытаемся дать ответ на вопрос: а мог ли быть в России реализован эффективный вьетнамский сценарий борьбы с эпидемией коронавируса, благодаря которому с января 2020 по текущий момент во Вьетнаме зафиксировано лишь 288 случаев коронавируса? Была ли у российских властей возможность сделать то же, что и власти вьетнамские? И можно ли было обойтись без режима самоизоляции, введенного по всей стране на 6 недель? Собственно меры российских властей по предотвращению распространения коронавируса описывали в статье предыдущей, там же сравнили их с мерами властей вьетнамских, выявив «самое слабое звено» — домашнюю изоляцию прибывавших из-за рубежа, из-за которой, по нашему личному мнению, многое пошло не так. О мерах, предпринятых Правительством Вьетнама, писали в статье первой подробно, в ней же выделили самые важные, по нашему мнению — прежде всего, карантин прибывавших из-за рубежа в обсерваторах. В завершающей статье эпопеи рассмотрели, какие теории подтверждает вьетнамская статистика COVID-19, насколько опасен коронавирус, и пофилософствовали о причинах пандемии, помимо биологической. Чтобы получать уведомления о выходе новых публикаций, подпишитесь на обновления блога.

Обращаем внимание на необходимость прочесть обе предыдущие статьи для понимания этой. Или хотя бы ознакомиться с допущениями и напоминанием.

Внимание! 28 июля 2020 опубликовали статью о частичном открытии границ России и обстановке во Вьетнаме на фоне вспышки коронавируса в Дананге в конце июля 2020 (открытие вьетнамских границ под большим вопросом).

Содержание статьи

Почему вьетнамские власти пошли на жесткие локальные карантинные меры, пренебрегая удобством отдельных граждан в пользу безопасности сообщества

Для начала давайте разберемся, почему Вьетнам смог организовать все то, что организовал. Почему власти Вьетнама выбрали путь жесткого карантина прибывающих из-за рубежа, а также близких и не очень контактов заболевших, выявленных в обществе, затратив огромные усилия на организацию карантинных помещений, блокировку целых районов городов при обнаружении даже одного заболевшего и пр.? Посмотрим на вводные данные.

Площадь Вьетнама 330 тыс. кв. км. Это в 7,5 раз больше площади Московской области и в 2,4 раза меньше площади Хабаровского края. На этой территории проживает свыше 98 млн. человек (в России 146 млн.).

Плотность населения Вьетнама — почти 300 человек на кв. км. В России — около 9 человек на кв. км (но здесь нужно учесть, что население РФ распределено по территории очень неравномерно, поэтому стоит рассматривать плотность в конкретном городе). Например, плотность населения Москвы — столицы России, принявшей на себя основной удар коронавируса (4880 чел./кв. км), всего лишь в два раза больше плотности населения в Ханое (2328 чел./кв. км), который тоже столица, но Вьетнама, и тоже был затронут больше, чем остальные города.

Во Вьетнаме молодое население — средний возраст около 30 лет, т.е. велик процент тех, кто не относится к группе риска. Однако пожилые, старше 64 лет, имеются — примерно 5,5 % от общего количества населения (в России 13 %). Особенностью вьетнамского общества является проживание большими семьями в одном доме, не всегда большом, когда под одной крышей находятся и дети, и люди среднего возраста, и старики.

У вьетнамцев сильны социальные связи: здесь распевают караоке вместе с соседями по вечерам, легко устраивают застолье большой семьей , любят долгие посиделки с друзьями в кофейнях и ресторанчиках, пикники бандой на берегу моря и т.п. Про всеобщий поход к морю и на зарядку по утрам и вечерам уже писали.

Иными словами, здесь благоприятные условия для распространения коронавируса, и ему очень легко добраться до людей из группы риска: бабушки нянчатся с внуками, ходят на зарядку с толпой подружек, постоянно взаимодействуют со взрослыми детьми, которые то на работе, то на рынке, то с друзьями.

Далее. Экономика. В интервью журналистам на тему борьбы с коронавирусом вьетнамские чиновники высокого уровня без ложного стыда признают тот факт, что «Вьетнам — развивающаяся страна», у которой «пока не так много ресурсов» вообще, и в системе здравоохранения в частности.

Здесь очень быстро посчитали, что на весь Ханой с населением ~8 миллионов человек приходится 300 аппаратов ИВЛ. А на всю страну найдется 3500 коек, которые можно выделить для пациентов с COVID-19.

И, собственно, вопрос «быть или не быть карантину потенциальных носителей» перед вьетнамскими властями не стоял. Если дать вирусу проникнуть в страну, расхлебывать придется долго и с неизвестным результатом. Поэтому жесткий карантин прибывающих из-за рубежа и тех заболевших, кого обнаружили внутри общества, здесь был не выбором. Он был необходимостью.

Была ли у российских властей возможность организовать карантин прибывающих из-за рубежа в обсерваторах

В предыдущей статье мы пришли к выводу, что если бы российские власти сразу размещали прибывающих из-за рубежа туристов в обсерваторах, а не отпускали в изоляцию домой под, фактически, честное слово, тем более общественным транспортом, ситуация с коронавирусом в России могла бы развиваться с меньшим числом зараженных. Возможно, получилось бы обойтись без длительной самоизоляции, которая непонятно во сколько обойдется экономике (в России самоизоляция заняла 1,5 месяца, во Вьетнаме она длилась 2 недели по всей стране и еще неделю в 28 субъектах из 63).

Конечно, очень легко сейчас, постфактум, сидя на диване (ладно, за рабочим столом с ноутбуком), не отвечая за 146 миллионов жизней, рассуждать на тему «а вот если бы да кабы…» Но мы попробуем.

У российских властей, в отличие от властей вьетнамских, были ресурсы, а следовательно, выбор

Очевидно, Россия — не Вьетнам:

  • ни по общей плотности населения (ниже),
  • ни по площади территории (значительно больше),
  • ни по уровню жизни (он выше, именно поэтому пока российские туристы ездят толпами во Вьетнам , а не наоборот),
  • ни по ресурсам в области здравоохранения и медицинской науки (их больше — спасибо наследию советской эпохи; в России планировалось развернуть 95 тысяч коек для лечения больных коронавирусом, по факту развернуто больше — сравните с 3500 во Вьетнаме; в России зарегистрировано несколько тест-систем, сделано свыше 5 млн. тестов на коронавирус — во Вьетнаме тест собственной разработки тоже есть, одобрен ВОЗ, уже поставляется на экспорт, но на территории страны сделано за все время около 260 тыс. анализов),
  • ни по отношению к гражданским правам и свободам (все-таки, Советский Союз почил почти 30 лет назад, и все это время у нас пытались строить демократию).

Иными словами, у российских властей выбор-то как раз был. А наличие выбора всегда существенно влияет на мотивацию выполнять какие-то действия или не выполнять.

Площадь территории и уровень жизни населения имеют значение

Смотрим по пунктам. У нас огромная территория, по которой долго добираться из пункта А в пункт Б, как следствие, расползание всего и вся занимает время, что может влиять на оценку ситуации. Достаточно самостоятельное управление на местах, что может затруднять координацию действий субъектов Федерации друг с другом и с Центром. Во Вьетнаме с этим гораздо проще: и субъекты рядом, и общая партия бдит.

Сейчас лично мы обеспокоены: не получится ли так, что режим самоизоляции, введенный одновременно по всей стране, когда в Москве было значительное число случаев, а в регионах малое, Москву из кризиса вытащит, но в регионах все только начнется? При том, что объявлять еще одну самоизоляцию отдельно для регионов вряд ли будут — экономические ресурсы под большим вопросом… Об этом подробнее через раздел.

Далее. Благодаря более высокому уровню жизни наши туристы имеют возможность выезжать за рубеж на отдых в большем количестве, чем граждане Вьетнама. У нас уже достаточно развит зарубежный организованный туризм: многие едут пакетными турами всей семьей, включая детей. Во Вьетнаме организованный зарубежный туризм тоже есть, но пока не в таком объеме. Если посмотреть список заболевших вьетнамцев, вернувшихся из-за границы (их больше, чем иностранцев) то выяснится, что они ездили либо на учебу, либо к родственникам, либо на работу, а собственно туристов, тем более туристов с детьми, среди них было не так уж и много.

Мы пытались оценить, сколько людей прибыло в Россию и во Вьетнам примерно с середины марта по начало апреля, чтобы сравнить масштаб требуемых работ по организации карантина. Однако сложно найти статистику за один и тот же период времени.

Нашли, что всего по данным Министерства общественной безопасности Вьетнама с 7 по 24 марта в страну въехало 36911 иностранцев и 44636 вьетнамцев. Получается, в общей сложности 81,5 тыс. человек.

По данным из российского интернета, к 1 апреля, за минувшие 2 недели, т.е. с 18 марта, в Россию вернулось около 160 тысяч организованных туристов из 43 стран мира. А есть же еще неорганизованные… Плюс периоды разные, сравнивать не очень корректно.

В конечном счете, решили, что правильным будет посмотреть, сколько людей попало под медицинское наблюдение в связи с коронавирусом: сюда входят и те, кто на дому наблюдается, и те, кто в обсерваторах. В России, по данным стопкоронавирус.рф, в период конец марта — начало апреля максимальное количество составляло около 215 тыс. человек в сутки, во Вьетнаме по данным ncov.vncdc.gov.vn — 85 тысяч (максимальное число в обсерваторах при этом составляло ~ 44 тысячи человек).

Потом число находящихся под наблюдением в обеих странах начало снижаться. В России быстрее, во Вьетнаме медленнее, периодически снова увеличиваясь: в России из-под наблюдения уходили туристы, у которых закончился 2-недельный карантин (их было сравнительно много), во Вьетнаме туристов было меньше, плюс в карантин добавлялись близкие и не очень контакты зараженных, выявленных в сообществе. Согласно отчету на стопкоронавирус.рф от 16 апреля, в России под наблюдением оставались 127 тыс. человек, а затем их число начало увеличиваться, к настоящему моменту перевалило за 200 тысяч (среди них те, кто заболел, является бессимптомным, а также сидит в карантине). Во Вьетнаме на момент создания статьи число наблюдаемых, тьфу-тьфу, продолжает снижаться, но, по-прежнему, волнами.

Очевидно, организовать изоляцию в обсерваторах в России было бы сложнее: число людей под наблюдением в сутки было в 2,5 раза больше, чем во Вьетнаме (и это в случае, если наша оценка близка к действительности, а не занижена). К тому же, непонятно, как они распределены по регионам, но можно предположить, что значительная доля приходится на Москву, т.е. карантинные мощности здесь должны быть значительно больше. С другой стороны, и во Вьетнаме основная нагрузка пришлась на изоляторы в Ханое и Хошимине — двух самых крупных городах.

Согласно этой статье от 1 апреля 2020, «по данным Роспотребнадзора, в субъектах РФ предусмотрены 327 обсерваторов на 23 283 места. В настоящее время развернуты 163 обсерватора на 12 602 места, фактически в них живут 1306 человек». Число мест малое, в сравнении с потребностью, но ведь и приказа о создании обсерваторов под большее количество не отдавали: те о, которых говорит Роспотребнадзор, предназначались для относительно небольшого числа людей, у которых нет возможности заизолироваться на собственной жилплощади, либо для «ненадежных», сбежавших из домашней самоизоляции. Кто знает, сколько бы мест нашлось, будь отдан соответствующий приказ.

Настроения в обществе имеют значение

Однако, по нашему личному мнению, дело было не столько в количестве мест в обсерваторах, сколько в составе тех, кого туда нужно было поместить, и в настроениях в российском обществе.

Итак, напомним. Во Вьетнаме основную часть карантинизируемых по прилету составляли граждане страны, вернувшиеся из-за рубежа с учебы, от родственников, с работы. Собственно туристов среди них было не так уж много. Ну и помимо собственных граждан, прибыло какое-то количество туристов из других стран. Перечисленные — в основном, самостоятельные путешественники.

В России те, кого предстояло карантинизировать, представляли, во многом, толпу «организованных» туристов, слетавших на отдых с туроператорами, зачастую семьями с детьми.

И вот теперь представим, как всю эту банду в количестве 200 с лишним тысяч человек (изначально, меньше) везут в некие места, приспособленные под обсерваторы. Напоминаем, решись власти на такие меры, их нужно было бы осуществить в середине — второй половине марта, когда в России насчитывалось несколько сотен случаев COVID-19, а в идеале, еще раньше, пока счет шел на десятки. То есть изоляция в обсерваторах туристов с детьми должна была бы происходить в условиях неверия большей части населения в опасность коронавируса, если не для здоровья, то для экономики.

Представим, это было бы реализовано. Что бы началось в СМИ и в социальных сетях, куда заточённые начали бы писать о произволе властей! «Мать четырех детей заперли в застенках из-за мифического коронавируса! Страдалице удалось уговорить власти перезапереть детей вместе с отцом! Дети умоляют запереть родителей отдельно и требуют мороженое на обед!»Ну и далее, в том же духе, даже если в качестве обсерваторов выступают вполне комфортабельные гостиницы, профилактории, а не военные части, как во Вьетнаме. Помолчим про правозащитников и активистов, с которыми уже познакомился мэр Москвы в связи с введенными им «неконституционными» мерами.

Вьетнам — не Россия. Великая война во вьетнамской новейшей истории закончилась на 30 лет позже великой войны в истории СССР, что не может не сказываться на яркости национальной памяти. Во Вьетнаме пока еще действует правило про партию, которая сказала: «Надо!», остальные взяли под козырек. Кроме того, менталитет азиатов, веками выращивавших рис, что требовало усилий огромного коллектива, несколько отличается от менталитета европейцев, склонных к индивидуализму.

Нет, мы не будем идеализировать вьетнамцев. Они, слава богу, не святые, а вполне нормальные люди с инстинктами и эмоциями: и конфликты с бригадами врачей в аэропорту и обсерваторах были, и побеги из карантина, и нападения на бригады, измеряющие температуру на въезде в крупные города, и караоке по вечерам горланили, когда директива «не собираться толпами» уже была, и как минимум один из местечковых чиновников ушел в отставку с извинениями за непристойное поведение по отношению к сотрудникам температурного поста.

Но в среднем, отношение вьетнамцев к подобным мерам более спокойное, чем было бы у россиян. Да, многие иностранные туристы, попавшие в карантин во Вьетнаме, возмущались… Но они же иностранцы… «Who cares?», как говорится… Добавим активную пропаганду во вьетнамских СМИ, объяснявших, что COVID-19 — это опасно, поэтому нужно принимать самые серьезные меры, «бороться с эпидемией как с врагом», сплотиться и «не быть субъективными» (в нашей семье эта фраза уже стала мемом). И, кстати, подача информации очень важна, об этом мы писали в первой статье про меры, принятые вьетнамскими властями. И это то, чего лично нам сейчас так не хватает в российском информационном пространстве.

Могли ли власти России реализовать вьетнамский сценарий борьбы с коронавирусом

Так мог ли в России быть реализован вьетнамский сценарий жесткого локального карантина? Была ли у российских властей техническая возможность организовать карантин для значительного количества туристов, прибывающих из-за рубежа, что облегчило бы контроль над ними и сократило число возможных контактов, возникших из-за нарушения домашней изоляции?

На наш (неэкспертный) взгляд, именно техническая возможность была. Да, это потребовало бы значительных затрат на начальном этапе. Понадобилась бы аренда помещений (Россия, все-таки, не Вьетнам, чтобы студентов из общаг выселять, у нас же гражданское общество 😉 ), организация питания, меднаблюдения, охраны, вайфая, наконец — нужно же чем-то всех этих людей занять. Возможно, были бы проблемы с логистикой: выявленных заболевших требуется транспортировать в лечебные учреждения, а подходящие для карантина помещения нужной ёмкости могут быть далековато и т.д., и т.п.

Под особым вопросом организация всего этого в Москве, на которую пришелся бы значительный поток карантинизируемых. Но ведь в регионах, где этот поток гораздо меньше, можно было нечто подобное провернуть? Да и материальные затраты на организацию обсерваторов оказались бы значительно ниже тех, которые будут сейчас в связи с компенсациями за 6-недельную самоизоляцию. К тому же, затраты на обсерваторы можно было бы сократить, если бы при появлении первых заболевших из-за рубежа был отдан ПРИКАЗ не выезжать из страны, вместо РЕКОМЕНДАЦИИ Роспотребнадзора от 29 февраля, которая не повлияла ни на туроператоров, ни на авиакомпании, ни на большинство туристов с купленными турами и авиабилетами по невозвратным тарифам (мы так вообще узнали о ней при подготовке данной статьи).

Статьи в тему:

Покупка дешевых туров на примере Вьетнама
Покупка дешевых авиабилетов, включая чартеры, на примере Вьетнама

Позвольте-позвольте, ведь это же все не сделаешь за пару-тройку дней, даже имея материальные ресурсы? Требуется время: нужно все продумать, просчитать, места подобрать, организовать? Разумеется. Так ведь Штаб по борьбе с коронавирусом был создан 27 января, а Национальный план по предупреждению завоза и распространения подписан 31 января 2020, изоляторы, как показала практика, понадобились бы в марте…

Например, губернатору Алтайского края удалось достаточно быстро организовать карантин в новосибирском санатории для туристов из своего региона, прибывших 20 апреля из Нячанга в Новосибирск вывозным рейсом. Правда, с 1 апреля число влетающих в страну ограничено, да и отношение к коронавирусу уже другое, т.е. в 20-х числах апреля не те условия, которые были в марте.

Допустим, техническая возможность организации карантина в обсерваторах по прилету есть. Но куда деть недовольство масс? Простой пример: судя по переписке в чате и комментариям в группе Консульства, туристы из Алтайского края недовольны карантином вне дома: губернатора «благодарили» за то, что не подсуетился с трансфером и не развез всех по домам (с омичами поступили по-другому, а летели-то одним рейсом). Хотя действия губернатора — в рамках постановления Роспотребнадзора, вступившего в силу 1 апреля (о нем упоминали в статье про меры российских властей) .

Обязательно найдутся правозащитники, которые вспомнят про гражданские права. А тут еще изменения в Конституции, голосование по которым планировалось 22 апреля, на повестке дня, народный гнев в таких условиях ни к чему…

И вот он, на поверхности, вариант «без шуму и пыли» — домашняя изоляция прибывших из-за рубежа потенциальных разносчиков инфекции. И затрат почти никаких на организацию карантинных помещений, и нервы у изолируемых почти целы, и условия, казалось бы, созданы: больничный за счет ФСС, контроль со стороны правоохранительных органов, помощь добровольцев…

И на самом деле, положив руку на сердце, такие действия властей вполне можно понять. Несмотря на бурное протекание истории с коронавирусом в других странах (у всех на виду Италия, Испания, США), никто ведь не мог предсказать, как будут развиваться события конкретно в нашей стране.

Куча экспертов по полочкам разложила, почему в Италии , Испании, даже «самой богатой стране мира» все пошло не так. А у нас-то условия отличаются: пожилого населения меньше (13 % против 20 % в Италии); традиции не предполагают столь тесного контакта даже между незнакомыми людьми, как в культуре горячих южан; бюрократия, включая здравоохранение, все-таки, меньше, чем в США. Плюс есть запас прочности: число койко-мест поболее, чем в европейских странах будет (пока еще есть наследство системы организации здравоохранения имени Семашко, не всё урезано во славу оптимизации), тест-системы либо дорабатываются, либо уже сертифицированы… Авось, посидят дома 2 недели те, кто должен — делов-то…

Получается, техническая возможность сделать в России то же самое, что сделали во Вьетнаме, скорее всего, была. А вот волевого политического решения воспользоваться ею, несмотря на ожидаемое недовольство в обществе, принято не было.

Москва vs регионы: нужна ли была всероссийская самоизоляция

О, всероссийская самоизоляция, которая длилась 1,5 месяца, а с 12 мая начнет сниматься постепенно, возможно, с периодическими откатами к более жестким мерам… Нужна ли она была для снижения нагрузки на систему здравоохранения? Сразу оговоримся: как собственно противоэпидемическая мера режим самоизоляции, безусловно, эффективен — сидение по домам сокращает контакты в целом, а также в тех местах, где дистанцирование на 1,5 — 2 метра не всегда возможно, в частности. Но главный вопрос, связанный с такой мерой, кроется в цене.

По нашему личному мнению, горькая ирония состоит в том, что преимущество огромной территории нашей страны, по которой «из Москвы пока доползет…», не было использовано. Да, реализовать вьетнамский сценарий «всех в обсерваторы» в столице и окрестностях с огромным турпотоком, прибывающим сюда из-за рубежа, вероятно, было бы сложновато. Однако можно было рассмотреть регионы, где турпоток существенно меньше, как отдельные «Вьетнамы» и ввести жесткий карантин в обсерваторах для всех, прибывающих сюда из-за рубежа и соседних областей — краев.

Тогда глобальная самоизоляция, возможно, понадобилась бы только в Москве, Московской области, Петербурге и прилегающих областях. Остальные же регионы жили бы нормальной психологической и экономической жизнью, по крайней мере, до поры до времени. Во Вьетнаме, кстати, так и было: пока Ханой и Хошимин героически «боролись с эпидемией», в том же Нячанге и в ус не дули, зарабатывали на оставшихся туристах, повышая благосостояние своё и казны. И да, самоизоляцию власти Вьетнама таки ввели, и мы объясняли, почему, по нашему мнению, это было сделано, и длилась она по всей стране 2 недели (не 1,5 месяца), потом еще неделю в меньше, чем половине субъектов Вьетнама, а потом недельку в Ханое с Хошимином, как самых пострадавших от коронавируса, и еще двух провинциях, где риски вспышки были оценены как высокие.

Да, основная забота по организации карантина в обсерваторах и тщательному выявлению заболевших и их контактов в обществе при таком подходе легла бы на плечи местных властей. Но, как показывает вьетнамская практика, это было бы эффективнее, чем домашняя изоляция потенциальных носителей в России, которую не все соблюдали, и этого оказалось достаточно для распространения вируса. Для примера: только в городе, где живем мы, у первой пациентки с COVID-19, которая должна была находиться в самоизоляции, было выявлено 36 контактов (!). После этого 34 контакта из них… что? Правильно, были помещены в самоизоляцию как «нетесные»! И только 2 близких — в изолятор.

Но вот какое дело: с одной стороны, у нас регионы — сами себе хозяева, а с другой — у нас единоначалие, особенно, если речь идет о непопулярных решениях. Центру не хочется думать об одних мерах для столицы и близлежащих территорий и о других мерах — для всех остальных. А губернаторам регионов не хочется прослыть локальными диктаторами, превышающими должностные полномочия , запихивая потенциальных носителей коронавируса в обсерваторы, если ни Роспотребнадзор, ни Центр такого приказа не отдавали, а только о домашней изоляции говорили.

В итоге, в регионах, на наш взгляд, до недавнего времени происходило то же, что в начале — середине марта в Москве: не соблюдающие домашнюю изоляцию потенциальные носители, которых пока относительно мало, ходили, куда не надо, увеличивая число контактов, как следствие — число потенциальных инфицированных. При этом весь регион сидел в глобальной самоизоляции, которая на данном этапе была по затратам соизмерима с попыткой расколоть килограммчик грецких орехов стотонным прессом. А по эффективности — с попыткой прихлопнуть таракана в большой комнате, стуча тапкой в одном месте, в надежде, что таракан под тапку забежит, например, из-за голоса совести. А надо бы взять ноги в руки, прежде всего, местным властям, и за тараканом с тапкой прицельно побегать, то есть, потенциальные угрозы, а также их контакты, усадить в обсерваторы под наблюдение.

Вот когда число инфицированных превысит некий предел, который для каждого региона свой (определяется населенностью, числом коек в местных больницах, интенсивностью движения в и по региону и, скорее всего, кучей других факторов), тогда, вероятно, глобальная самоизоляция начинает иметь значение: условных тараканов станет довольно много, они начнут попадать под тапку, даже без прицельной охоты.

По достижении еще какого-то предела (будем надеяться, этот сценарий удалось миновать), если инфицированных станет слишком много, и тапка перестанет справляться с ошалевшими тараканами, самоизоляцию можно отменять, ибо толку все равно нет, экономических ресурсов оплачивать развлекушку уже не осталось, пора начинать активно вырабатывать коллективный иммунитет и надеяться, что здравоохранение вывезет. Или же вводить жесткий карантин под угрозой расстрела (но это, обычно, чревато).

Самоизоляция в России, на наш неэкспертный взгляд, была введена в тот момент, когда она была нужна Москве и Московской области — наиболее затронутых коронавирусом регионах. И там, скорее всего, она оправдала себя. Но в других регионах в самоизоляции еще не было необходимости: экономические потери из-за ее осуществления превышали пользу. При малом числе потенциальных угроз выгоднее было бы сосредоточить ресурсы на карантинизации их в обсерваторах по вьетнамскому сценарию, но приказа сверху для таких действий отдано не было. И вот сейчас режим глобальной самоизоляции пора снимать, т.к. экономика и общество уже устали, а регионы по числу инфицированных только «дозрели» до ее ввода.

Что будет? Да шут его знает! Очень хочется верить, что мы ошибаемся в отношении регионов, и, все-таки, поток инфицированных здесь за время глобальной изоляции успели взять под контроль. Меры местных властей тоже, вроде бы, начали меняться: в новостных сводках нашего края слова «обсерватор» и «изолятор» звучат все чаще (вдруг нам не кажется…).

Очень хочется надеяться, что настроения в обществе, все-таки, изменились: даже если остались неверующие в коронавирус как в угрозу собственному здоровью, по крайней мере, они должны понимать, что чем дольше это все длится, тем хуже экономике. Может, родственников пожилых посещать и с друзьями из другой части города встречаться пока погодят… Также очень хочется верить, что врачи успели сформулировать работающие протоколы лечения. Опять же, на улице теплеет, окна открываются и в домах, и в общественном транспорте, который в регионах, все-таки, не такой многолюдный, как московское метро… В общем, ждем, надеемся, верим и моем руки.

Бурчание об отношении к экспертам

«Никто ведь не мог предсказать, как будут развиваться события…» Или мог? Неужели в стране, прожившей «-дцать» лет за железным занавесом, вынужденной просчитывать ответ на угрозы от ядерной до биологической, не осталось ни одной лаборатории, способной замоделировать возможные варианты и спрогнозировать последствия по различным сценариям: от позитивного до негативного? Кто-то же потом, в начале апреля, подсказал Скворцовой В., когда, ориентировочно, эпидемия COVID-19 выйдет на плато (упомянуто в статье с осторожным прогнозом об открытии вьетнамских границ)? И кажется, в том интервью шла речь «о результатах моделирования, полученных несколькими лабораториями»? На фоне этих мыслей почему-то вспоминается цитата из одного российского боевика: «Тебе бы в наш отдел аналитиков… Все равно их никто не слушает».

И тут мы кое на что обратим внимание. Но это уже так, бурчание.

В статье о мерах, принятых вьетнамским Правительством для борьбы с COVID-19, крупными буквами было выделено 2 момента, о которых мы узнали из вьетнамских СМИ:

  • Первых пациентов с коронавирусом, обнаруженных во Вьетнаме, посетил замминистра здравоохранения. Да-да, в защитном костюме в палату приходил. До объявления пандемии тогда было более полутора месяцев.
  • После обнаружения этих первых пациентов, перед Тетом, вице-премьер вьетнамского Правительства провел совещание с экспертами ВОЗ (и надо полагать, с другими экспертами от медицины тоже).

Сравним. 25 марта в России нам показали Президента, который сообщил о том, что на недельку надо самоизолироваться всей страной. 2 апреля нам снова показали Президента, который сообщил , что изолироваться придется до 30 апреля. И лишь 8 апреля нам показали Президента, который советуется с вирусологами.

Мы, конечно, далеки от мысли, что перед 25 марта никто с вирусологами не советовался. Но почему-то последовательность событий, официально показанная широкой публике, не внушает уверенности в том, что в нашей стране мнению экспертов уделяется первостепенное внимание. Бурчим, однако… А надо что? Надо не быть субъективными! Вьетнаму вот помогло…

⇓ Погодите, не ленитесь, статьей поделитесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", вы подтверждаете, что принимаете  пользовательское соглашение, ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности сайта